Пропустить контент

Горганы лирические: поезд

Опубликовано в Путешествия

Фоток будет мало, да и те на телефон. Камеру брать обломались (и ой как не зря, как оказалось) — действительно, не для того, чтоб по горам её таскать, покупали. И вообще, кругом одни картинки да видосики, а воображение кто тренировать будет? Наконец-то мы выбрались в поход вдвоем, потому здесь будет много лирики)

Кажется, до меня наконец дошел секрет характерного неистребимого запаха поезда, который одинаков во всех вагонах во всех поездах во все направления. Запах, который встречает тебя, только ты заходишь внутрь, зимой или летом, днем или ночью, в купе или плацкарт, и который долго еще щекочет тебе ноздри, даже если ты уже полдня идешь по лесу. Иногда кажется, что с этим запахом вагоны уже сходят с завода, такое себе пасхальное яйцо, но как раз наоборот — это запах приобретенный, это — запах тысяч тел, которые перевезла, перевозит и будет перевозить железная коробка. Только ты оказываешься внутри — сам становишься частью этого запаха и добавляешь в него частицу себя.

Большинство пассажиров его, скорее всего, даже не замечают, более брезгливые крутят носом, но он существует вне зависимости от нашего о нем мнения. И будет существовать столько, сколько будут существовать пассажирские перевозки в том виде, в котором они есть сейчас.

Мы с Васечкой уже очень давно хотели сходить в поход только вдвоем, как-то вечером просто взяли билеты, и даже уговоры друга Сережи сдать их и поехать ворваться в Одессу на “Бумбокс” (что-что, а уговаривать у этого человека торговли получается хорошо) не поколебали нашего решения.

Теперь поезд катил нас мимо лесов и полей, среди которых периодически возникали постройки непонятного происхождения и предназначения, иногда даже не заброшенные — по ним перемещались люди, выполняя какие-то только им понятные манипуляции. Наследие предыдущей эпохи, как и эти поезда с вагонами.

Есть много времени почитать, Васечка скоро уснула, я решил дождаться Шепетовки, поезд туда должен прийти к одиннадцати и простоять целых пятнадцать минут. После долгого лежания на второй полке угол зрения на мир слегка меняется. Вокзальные тётутшки предлагают еду, напитки и сигареты, лично мне ничего не нужно. Через несколько вагонов от нашего на перрон вываливается развеселая компания, слышен голос:

— Лена, сюда!

Лене не терпится побыстрее отоварить мужика, который купил всего лишь бутылку лимонада, а у него еще и без сдачи нет. Судя по гомону, там рыба явно покрупнее.

Когда я был студентом, я почти всегда ездил к родителям на поезде. То был (и вроде бы до сих пор есть) единственный поезд до Черкасс, а вообще он шел до Одессы, и шел мучительно долго, отправляясь в половине четвертого дня, и приезжая в пункт назначения в шесть утра. Однажды мы с друзьями даже на нем ехали, правда, я — из Ч. Так вот, каждый раз, когда я ехал к родителям, поезд минут на двадцать останавливался в Гребенке. Там я покупал пирожок с картошкой — ужасное жареное изделие, но картошки в нем и правда было немало — и чай. Так и полдничал под смеркающееся зимнее небо, сыпавшее снежными хлопьями.

От поезда отцепляли электровоз и ставили дизельный локомотив — сразу были видны клубы черного дыма. Темнело быстро, под тусклой плацкартной лампой читать было невозможно. Оставалось либо смотреть какое-то дурацкое кино, оставшееся на ноутбуке, либо забыться тревожным полусном где-то до Золотоноши. Потом уже можно было глазеть в окно на янтарные огни за огромным Кременчугским морем.

Это наше. Идет время, мы становимся старше, потом старее, а наши железные дороги все те же. Все те же проводницы и попутчики, станционные рабочие и бабульки на перронах захолустных станций. Иногда кажется, что это все те же люди, с которыми ты десять лет назад ехал в Черкассы или Симферополь.

Иногда хочется, чтобы остались только рафинированные “Интерсити”, которые долетают до Львова или Харькова за пять часов, в которых есть вай-фай и кафе, где можно купить хот-дог с копченой сосиской и черной булкой. Но на чем тогда ездить таким ватагам, как из вагона, к которому позвали Лену? Им будет искренне не хватать ночных плацкартов, и тогда они вообще перестанут куда-либо ездить, и даже не потому, что дорого.

Хочется спать. Переставил бутылку, которая не давала окну закрыться, из вертикального в горизонтальное положение, чтобы врывающийся воздух не хлестал по щекам, лег, не укрываясь, и быстро уснул.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *